Tags: Село

араты

Прусская и американская

Начал было писать о проблемах беларусского села. да подумал,что не интересно, бессмысленно. Но вот погулял по форумам и решил все ж кой что еще написать. Нет, я и сейчас не сомневаюсь, что ничего это не изменит - примитивный реверанс в сторону совести.
Довольно часто доказывая необходимость беларусского фермерства и обращая внимание на те проблемы, которые мешают развитию фермерства в Беларуси, слышу ответы " а вот посмотрите на Шруба, а вот как смогли братья Гриб". Причем это говорят образованые люди, часто занимающие в селхозиерархии высокие позиции. Подмена понятия фермер, как юридическая форма собственности, и фермер, как экономическая модель ведения сельского хозяйства. Поэтому кратко (для обширного обзора не хватает знаний) опишу две модели,как я это вижу.
Латифундистская (прусская) модель подразумевает большие площади, большие объемы, использование наемной рабочей силы.
Фермерская (американская) модель подразумевает те площади и объемы, которые может обработать сам фермер, его семья и родственники. Т.е. сам эксплуататор и сам же эксплуатиуемый.
Как видим, основоной движущей силой латифундизма является наемная рабочая сила. Это как в России (таджики, узбеки), Европе (азиаты, африканцы, восточные европейцы), США (мексиканцы). Поэтому латифундисты по сути должны стремится к созданию условий, когда будет дешевая рабочая сила и создавать препятствия для конкурентов, которые могут повысить стоимость этой силы. Да, и латифундисты используют новинки техники и технологий, но главное для них - дешевая и очень исполнительная рабочая сила.
Латифундисты стремятся к росту " в ширь", насколько это позволяют их ресурсы. Латифундисты достаточно сильны чтобы влиять на политику региона, и могут , благодаря саккомулированым в одних руках большим средствам и влиянию, лоббировать свои интересы на уровне государства.
Фермер расчитывает только на свои силы, поэтому он стремится на сколько это ему удается повысить производительнсть труда. Собственного труда. Поэтому если фермер будет иметь даже сотни тысяч долларов, то он их использует в первую очередь на технику и технологии, а не на дом, или турпоездку. Фермер просто вынужден для выживания следить за новинками и повышать свой уровень знаний. Фермер самостоятельно не имеет веса и, чтобы защищать свои инетересы обязан объединятся с другими фермерами, как в профсоюзы, так и в сельхозпалаты, кооперативы.
Можно долго спорить о преимуществах фермерской или латифундистской модели, но факт - наиболее развито село в тех странах, где преобладает фермерская форма. Но меня больше интересует другая особенность. Латифундисты стремятся иметь как можно больше зависимых от них людей, а между равными если и объединяются, то только для решеня временных интересов, ведь они конкуренты во всем. Фермеры же стремятся защитить свою свободу, независимость, а так как они не заинтересованы в чьей либо зависимости, то они поддерживают стремление к свободе и других. Фермер для выживания должен объединятся, учится взаимодействовать, быть готовым к коллективной стратегии. Так что латифундизм и фермерство не только разные экономические модели, но, что для Беларуси более важно, - разные социальные модели.